Тема марта 2010 года:

Почему в список не вошли более серьезные грехи?

Мир унаследуют кроткие - после того, как им насладятся сильные...
В. Брусков

Согласно опросу, проведенному программой "Heaven and Earth Show" телекомпании ВВС, современные британцы поменяли бы семь "классических" смертных грехов на более актуальные для нынешнего времени. При этом большинство опрошенных (39%) считает главным пороком современного общества жестокость. Похожие результаты показывают социологические опросы в других странах, в том числе - в России. По этому поводу может возникнуть вопрос: почему жестокость не попала в черный список грехов, почему уныние или обжорство более неугодны церкви, чем жестокое отношение к ближнему? Тому есть несколько причин, но прежде чем мы начнем выдвигать какие-то предложения, давайте сделаем краткий экскурс по человеческой истории, чтобы лучше понять это явление.

Для начала отметим, что жестокость и как поступок, и как личностное качество присуще только людям. Животных, даже хищных, сложно назвать "жестокими", так как они убивают свою жертву лишь для того, чтобы получить питательные вещества и не умереть с голоду. Сытые хищники, как правило, миролюбивы и не убивают ради самого факта убийства или для того, чтобы помучить свою жертву. Только люди, во-первых, отдают себе отчет о том, что они желают, а, во-вторых, способны мучить других живых существ (людей и животных), получая от этого удовольствие.

В анналах всемирной истории есть немало печальных страниц, рассказывающих о жестокости людей, особенно облеченных царской властью. Имена таких властителей древности как Калигула и Нерон стали почти нарицательными, да и другими народами время от времени также правили цари-психопаты, получавшие особое наслаждение от страданий своих подданных.

Не менее жестокими правителями были Тиберий, Чингисхан, Иван Грозный, Сталин, Пол Пот и тысячи других крупных и мелких правителей. Это не значит, что жестокость, как черта характера присуща только царям, просто у людей, не облеченных властью, жестокость подавляется обществом, а цари дают волю своему пороку, чувствуя полную вседозволенность. Таким образом, жертвы своей покорностью лишь поощряют палачей на дальнейшие злодеяния, а все попытки умилостивить садистов, облеченных властью, не приносят результатов. Это именно тот случай, когда христианская мораль, советующая подставлять вторую щеку после удара, терпит полный провал. Опыт показывает, что жестокого человека может остановить только еще жестокость - как говорят гомеопаты, "подобное лечится подобным".

Если рассмотреть историю христианской церкви, то можно обнаружить бесчисленное множество примеров жестокости, которую проявляли служители церкви к своим реальным и мнимым врагам. Среди череды подобных поступков встречаются как единичные явления, так и массовые действия, во время которых одновременно гибли тысячи ни в чем не повинных людей. Сюда можно смело отнести крестовые походы, Варфоломеевскую ночь, костры инквизиции и расправы с еретиками - со староверами в России или с вальденсами и альбигойцами во Франции.

Альбигойцы ("Церковь Любви") проповедовали апостольское христианство в духе Нагорной проповеди Христа и вели простую, строго нравственную и уединённую жизнь. Поэтому их называли "добрыми людьми", пока католическая церковь не причислила их к еретикам и пособникам Сатаны. В учении альбигойцев главной темой являлась тема превосходящей любви "Небесного Доброго Отца", ради которой, по мнению верующих, был послан на землю Сын Божий - Христос. Грехом для них являлось нарушение человеком божественного закона, который был основан на заповедях Евангелия. Главными грехами для альбигойцев были: убийство, прелюбодеяние, насилие, ложь, кража, злословие, клятва, осуждение. Любой их этих грехов означал для "доброго человека" утрату христианского состояния, поэтому они тщательно избегали подобных поступков и вели весьма праведную жизнь.

Однако, с точки зрения католической церкви, за ними все-таки числился один грех, гораздо более серьезный, чем ложь или насилие. Они не хотели подчиняться Папе Римскому и не приносили дохода в казну Ватикана. Именно из-за этого папа Иннокентий III, а затем и последующие папы обрекли альбигойцев на смерть. В 1209 году был уничтожен город Безье, в 1210 году в Минерве было сожжено 140 человек, в 1211 в Лаворе сожгли заживо уже 400 человек - только за то, что они буквально следовали наставлениям Иисуса Христа, и не доверяли папе римскому. Лео Таксиль так описывает те ужасные времена:

"Иннокентий III организовал крестовый поход не против мусульман-иноверцев, а внутри христианского мира - против альбигойцев. Он начал с того, что отправил в Южную Францию монахов, которые обязаны были добиться отречения еретиков, причем им даны были полномочия прибегать к любым пыткам - железом, огнем, водой - в зависимости от упорства альбигойцев. Папским легатам предоставлялась полная свобода действий с одним лишь условием - чтобы они были неумолимы. Такими они и оказались на деле. "Весь христианский мир - пишет Перрен в своей "Истории альбигойцев", - был потрясен страшным зрелищем: люди, вздернутые на виселицах, сожженные на кострах, замученные пытками только за то, что они отдавали свои помыслы одному всевышнему богу и отказывались верить в пустые церемонии, придуманные людьми".

Папа, однако, нашел, что его эмиссары не проявили нужного рвения и недостаточно быстро достигли желаемых результатов. Он отправил в помощь им трех легатов, поручив истребить всех еретиков, иначе говоря, большую часть населения Южной Франции. Вскоре к эмиссарам Иннокентия присоединился монах Доминик, основоположник инквизиции. Избиение альбигойцев приняло ужасающие размеры. Симон де Монфор во главе многочисленной армии осадил город Безье. В течение целого месяца жители этого цветущего города героически защищались, но, в конце концов, измученные голодом, вынуждены были капитулировать. Однако их мирные предложения были отвергнуты. Фанатики поклялись истребить всех без исключения, вплоть до грудных младенцев. Ведь речь шла об уничтожении ереси, широкое распространение которой весьма тревожило папу, ибо угрожало самому существованию папства. Вот почему святой престол решил любой ценой утверждать свое господство, вот почему папы, не брезгуя никакими средствами, огнем и мечом приводили к повиновению страны, обнаруживавшие стремление к независимости и свободе.

Город Безье был взят. Началась страшная резня. Солдаты на улицах насиловали женщин, а затем убивали их. Доминик с крестом в руке обходил городские кварталы, подстрекая бандитов к грабежам и поджогам. Кровь лилась ручьями. Тщетно кое-кто пытался обратить внимание папских легатов на то, что большая часть обитателей Безьера не является еретиками: эти чудовища готовы были уничтожить скорее сотню невинных, чем пощадить хотя бы одного виновного. "Убивайте, - восклицал Арнольд Амальрик, - убивайте всех? Бог узнает своих!"

Этот призыв был осуществлен буквально. Город Безье превратили в пепел, шестьдесят тысяч жертв было погребено под его дымившимися развалинами. Покончив с Безье, папские агенты обрушились на остальные города. Были разгромлены Каркассон, Тулуза, Альби и другие города Южной Франции, примыкавшие к альбигойскому движению. Они тоже сделались ареной чудовищных избиений.

Как известно, Библия состоит из двух частей - Ветхого и Нового Завета, которые не во всем совпадают друг с другом по своему духу. Если Новый завет - это Христа учение о любви и всепрощении, то в Ветхом Завете гораздо больше внимания уделяется страху и кровной мести. Легендарным автором книг Ветхого Завета считается Моисей, поэтому интересно посмотреть, какие примеры подает своим последователям этот праведник.

Известный американский исследователь религии и магии Пол Куртц в своей книге "Искушение потусторонним" дает достаточно резкую оценку личности библейского персонажа Моисея. Опираясь на тексты Библии, и подвергнув жизнь и поступки Моисея беспристрастному историческому анализу, П. Куртц доказывает, что основатель иудаизма был жестокой, высокомерной и мстительной личностью. Вот какие аргументы он приводит для обоснования своей нелицеприятной оценки легендарного вождя еврейского народа. Для того, чтобы получить от фараона разрешение на исход из Египта, Моисей вновь и вновь обрушивал на египтян разные беды: мошку, песьих мух, моровую язву, поразившую скот, воспаление с нарывами, сильный гром с градом, саранчу и тьму. Лишь после последнего бедствия - смерти первенцев в египетских семьях, - не затронувшего еврейских родов, фараон согласился отпустить евреев из Египта. Согласитесь, что уничтожение безвинных младенцев нельзя назвать гуманным и достойным поступком.

Второй эпизод бесчеловечного обращения Моисея уже со своими земляками связан с горой Синай. Пока Моисей находился на этой горе, принимая от Бога законодательные установления, евреи отвратились от Яхве. Они слепили из золота тельца и стали поклоняться ему. Для устрашения и наказания евреев Моисей приказал своим сторонникам убивать всех, несогласных с ним: "И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господень, - ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины. И он сказал им: так говорит Господь Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего. И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день из народа около трех тысяч человек".

Пол Курц далее пишет в своей книге: Если Моисей так беспощадно расправлялся с сородичами, то что можно было ждать от него другим народам из сопредельных стран? Развязанным им геноцид моавитянского народа противоречит представлению о Моисее как о герое, давшем человечеству моральные законы. В Числах мы читаем о приближении евреев к обетованной земле. Они воюют с другими племенами и народами, захватывая поселения и убивая местных жителей. После битвы с мадиамами Моисей поступил особенно жестоко. Евреи убили всех мадиамских мужчин, сожгли все их города, грабили, разрушали. Узнав, что женщин оставили в живых, Моисей разгневался. Он приказывает убить всех детей мужского пола и замужних женщин и пощадить только девственниц, число которых, согласно Библии, было 32 тысячи.

На своем пути к Земле обетованной евреи жестоко уничтожали местное население. Иначе, говорил Моисей, "если же вы не прогоните от себя жителей земли, то оставшиеся из них будут тернами для глаз ваших и иглами для боков ваших, и будут теснить вас на земле" (Числ., 33, 55). Моисей действует как беспощадный правитель, а не как моральный пророк. На своем пути евреи разрушали святыни и алтари завоеванных народов. Они не испытывают никакой терпимости к богам иных религий: "Истребите все места, где народы, которыми вы овладеете, служили богам своим... И разрушьте жертвенники их, и сокрушите столбы их" (Втор., 12, 2, 3). Моисей ведет политику уничтожения. Он обещает своему народу, что Господь истребит другие народы, к которым они идут (Втор., 12, 29)". Комментируя деяния пророка Моисея Пол Куртц отмечает: "Моисей отнюдь не был миротворцем или образцом добродетели. Вторжение евреев в Ханаанскую землю ничем не отличалось от нападения нацистов во Второй мировой войне, вторжений монгольских ханов или иных захватчиков в истории. Оно было далеко от высокой гуманистической морали, которую все современные нации и народы считают ценностью мировой цивилизации.

Пол Куртц в своем исследовании отмечает исключительную суровость законов Моисея, в которых степень наказания явно не соответствовала величине проступка. Например: "Кто злословит отца своего или свою мать, того должно предать смерти" (Исх., 21, 17). В Левите говорится, что если родители не могут сладить со своими детьми, то их могут забить камнями на глазах у всей общины: "Если у кого будет сын буйный и непокорный, неповинующийся голосу отца своего и голосу матери своей, и они наказывали его, но он не слушает их: То отец его и мать его пусть возьмут его и приведут его к старейшинам города своего и к воротам своего местопребывания, И скажут старейшинам города своего: "сей сын наш буен и непокорен, не слушает слов наших, мот и пьяница"; тогда все жителя города его пусть побьют его камнями до смерти; и так истреби зло из среды себя, и все израильтяне услышат, и убоятся". По мнению П. Куртца, жестокость кодекса Моисея демонстрирует та легкость, с какой он прибегает к смертной казни. Она применяется не только к убийцам, но и к совершившим следующие преступления: прелюбодеяние, гомосексуальная связь, кровосмешение, богохульство, изнасилование, потеря девственности до брачной ночи, половая связь с животными, несоблюдение субботы, жертвоприношение другим богам, ведовство, общение с призраками и духами и т.д.

Отсюда видно, почему церковь не отнесла жестокость к смертным грехам - в противном случае большая часть истории христианства оказалась бы сплошным грехом.

Юрий Щербатых




© Авторские права на все материалы, опубликованные на сайте, принадлежат их авторам, указанным в заголовке материала или после него.
© Сайт атеистов Рунета